Истина о голоде в документах Актюбинского областного архива

Истина о голоде в документах Актюбинского областного архива
В связи с разразившимся голодом ЦК РКП(б) 17 июля 1921 года направил специальное обращение ко всем членам партии. «Голод, - было сказано в обращении, - не только результат засухи, его причина в отсталости аграрного сектора, низком уровне сельскохозяйственных знаний, застарелости сменных объектов сева, и это еще последствия войны и военного окружения, а также непрекращении борьбы с нами помещиков и капиталистов и их прихвостней». Наряду с причинами, указанными в партийных документах, массовый голод зародился и в связи с чрезвычайным экономическим положением, явившегося результатом политики «военного коммунизма», нанесшего ощутимый удар народному хозяйству и в особенности сельскохозяйственной отрасли. Голод приводит людей к болезням, эпидемиям и гибели. Голод – это не только то, что остаются без питания отдельный человек и отдельная семья, а бедствие, постигающее целый регион, народ, государство.
Голод 1919-1922 годов. Одной из причин голода 1919-1922 годов в Казахстане был неурожай в нескольких регионах. В связи с этим положением Советская власть с января 1919 года начала политику «изъятия продовольствия». Эта политика вполне соответствовала продовольственной диктатуре, которую Советская власть начала проводить с 13 мая 1918 года. В связи с тем, что в Казахстане было слабо развито хлеборобство, большевики поставили своей целью конфискацию скота казахов. О чем повествуют архивные документы о голоде 1919-1922 годов в Актюбинской области. В сохранившихся документах имеются письма руководителей губисполкома Ряхова, Назарова и Сердюкова Ленину по поводу голода, которые показывают, что земледелие в губернии только зачинается, а в животноводстве встречаются непомерные трудности. Главной проблемой является то, что скот гибнет от болезней, потому что нет ветеринарных врачей (В докладе Центральной Актюбинской губкомиссии).
В следующем докладе губкомиссии говорится: «Актюбинская губерния терпит бедствие из-за того, что 2 года подряд не уродились хлеба и травы. В 1920 году в Темирском и Уилском районах и, вообще, в южных районах Актюбинской губернии посевы и травы уничтожены сельскохозяйственными вредителями. Поэтому скот подвергся массовому падежу, местное население получало хлебопродукты в качестве помощи от государства. В 1921 году вновь был произведен сев, но и он не дал результатов, в июле того же года, поскольку не осталось вовсе хлебопродуктов, предчувствуя, что в будущем из-за засухи случится голод, некоторые местные жители вынуждены были откочевать. Казахи ( в документе значится «киргизы») переселились в Узбекистан (в ту пору Хорезмская республика) и Туркестан, украинцы - в те края, откуда они приехали. Из губернии уехало 23 процента населения. Среди них только из Карабутакского района уехало 7 процентов жителей. Было трудно установить конкретное число людей, подвергшихся голоду, нуждавшихся в помощи. В Актюбинской губернии по счетным данным губкомиссии их численность достигла между 15-27 октябрем 116679 человек. Из них голодали 26661 взрослых и 89991 детей. 22077 из них казахской национальности, 94602 человека русской национальности. Все они нуждались в помощи.
В связи с таким положением дел была создана специальная губкомиссия, которая брала на учет людей, нуждающихся в помощи из-за голода, был разработан план создания фонда помощи, наряду с этим, рассмотрены пути доставки в районы голодным людям необходимого продовольствия. Губкомиссия в октябре 1921 года перевезла 300 детей и 120 инвалидов в зерновую губернию. Была открыта детская столовая, где ежедневно питались 400 человек. Имевшиеся в городе Актюбинске пункты питания на 500 мест увеличились на 1200 мест.
В Шалкарский и Иргизский районы был отправлен 1 вагон картофеля. В Иргизе открыли второй пункт питания на 500 человек. Наряду с этим, в районе активно пропагандировалось занятие рыбной ловлей. В Темирском районе была открыта столовая для питания на 700 человек. Из-за очень плохой связи с районом трудно было уточнить конкретно, сколько человек не имеют продуктов питания. В Шалкарском районе, как показано в документах, не было никакой возможности получить иных сведений, кроме жалоб на голод. В Уилском районе открыта столовая на 400 человек, показано, что там число голодающих достигло 24754 человек. Велась капитальная работа по пропаганде и привлечению голодающих людей к занятию рыбной ловлей. Житель Карабутакского района,имеющий 320 коров, зарезал для голодающих в качестве налога, одну корову.
Центральный комитет по ЧС оказал помощь голодающим в сумме 315 миллионов рублей. Эта сумма была поделена между городом Актобе, Темирским, Шалкарским, Иргизским, Уилским, Карабутакским и Акбулакским районами. На эти средства в городе Актюбинске был построен ночлежный дом на 100 человек. Из Москвы было привезено 2 вагона зерна, из Ташкента 1 вагон муки, 1 вагон фруктов, 2 цистерны нефти. Все это роздано населению губернии.
В 1921 году было открыто 46 пунктов питания, в этих столовых питалось 15043 человека. Наряду с этим, в Туркестан перевезено 12785 взрослых, 4209 детей, 1102 инвалида. Всего 8096 человек.
Положение жителей губернии было настолько тяжелым, что они, как говорится в документах, питались березовой корой и даже некоторыми видами глины. Смертность росла с каждым днем. В ноябре 1921 года в городе Актюбинске скончалось 469 взрослых и 320 детей. В больнице от голода умерло 294 человека. Сколько человек умерло от голода на местах уточнить конкретно не было возможности. До ноября 1921 года пало 55 процентов поголовья скота. Число жителей, оставшихся без скота, возросло до 75 процентов.
До ноября 1921 года муки голода претерпели 87725 детей и 28649 взрослых. А в июле 1921 года, в своем письме в Москву Киргизский ЦИК сообщает, что голод набирает силу в 5 губерниях. Речь идет об Актюбинской, Оренбургской, Уральской, Букеевской и Адаевской губерниях.
До начала голода численность населения Актюбинской губернии составляла 525249 человек. Из них 291547 взрослых и 233702 детей. На июнь 1920 г. конкретная численность людей, подвергшихся голоду, неизвестна, однако, в январе 1921 г. достигла 361051 человек, из них 97309 – взрослые, 263743 – дети. В качестве помощи голодающим руководство губернией выделило 640000 рублей. Наряду с этим, была оказана помощь продуктами питания и бытовая помощь. Основное оказание помощи голодающим было начато с ноября 1921 года. До ноября 1921 г. 21800 взрослых и 6348 детей были перевезены в зерносеющие регионы. Среди них встречались и переезжавшие добровольно, но они не вошли в эвакуационные списки.
Главной причиной смертности и болезней среди местного населения был – голод. В 1922 г. по Актюбинской губернии 50 процентов населения подверглось смерти, 28 процентов - болезням.
До 1 декабря 1925 года по Актюбинской области постоянно обеспечивались продуктами питания 37140 человек. Между августом 1921 и январем 1922 года из Актюбинской губернии было эвакуировано в Туркестан 10 тысяч человек, в Оренбург – 1000 человек. В Туркестанский край было перевезено 3907 человек из Акбулака и Джуруна.
С ноября 1921 года по запросу помощи Американской администрацией оказания помощи детям (АРА) были предложены услуги Актюбинской губернии. С 26 декабря 1922 года Американская организация принялась кормить детей. В феврале 1922 года было выделено 25 тысяч сухих пайков. Их разделили по 3000 – городу Актюбинску, 6000 – Актюбинскому району, 7500 – Акбулакскому, 6500 – Темирскому и 2000- Косистекскому районам. От помощи детям других районов Американская организация отказалась в связи с дальностью межгосударственного расстояния.
В соответствии с решением от 16 июля 1921 года Уилского уездного исполкома Актюбинской губернии зажиточные и состоятельные люди обязались обеспечивать часть голодающих ночлегом и бесплатным питанием.
В октябре 1922 года численность населения Актюбинской губернии составила 57000 человек, большая часть которой составлял киргизский, то есть, казахский народ. В городах Актюбинске и Темире для голодающих были открыты ночлежные дома на 700 человек. В 1922 году число голодающих достигло 13000 человек. Между октябрем и ноябрем человеческая смертность возросла вдвое. В эти месяцы в коммунотделе города Актюбинска вывезли останки 496 человек, в больнице – 294, в детском доме - 125. Этот учет был лишь в специальных учреждениях. А вести учет обычного населения было просто невозможно. Весной 1922 года 50 процентов населения губернии подверглось эпидемии, 28 процентов - смертности. Из-за голода с каждым днем росла численность людей, подвергшихся эпедимическим заболеваниям. В связи с этим губотдел здравоохранения стал увеличивать число небольших медицинских отделений.
Из-за голода выросла и численность детей, оставшихся без родителей. Специальная губкомиссия решила открыть для них детские дома и столовые. Наряду с этим, был рассмотрен вопрос переселения детей в зерносеющие края.
В феврале 1922 года в помощи нуждались 30 тысяч детей до 14 лет и 18 тысяч взрослых. В докладе губкомиссии показано, что нет возможности оказать этим людям полноценную государственную помощь и небольшая поддержка не спасет от потерь жизни многих людей. В губернии нет возможности оказывать помощь подвергшимся эпидемическим болезням, нехватка медикаментов и лекарств приводит к массовой гибели больных людей. В Акбулакском районе только в феврале погибло от голода 12 процентов населения, в Туйетобинском уезде – 50 процентов. В Акбулакском районе, как зафиксировано в документах, от голода умирало в среднем ежедневно по 300 человек. В документах сообщается, что в аулах упомянутого района человеческие останки разлагались в сараях и в домах. Главная причина в том, что нет людей, которые бы их похоронили. В некоторых аулах Тамдинской, Хобдинской и Джиренкупинской волостей имели место такие болезни, как холера и чума. В медицине известно, что зараженные этими хворями люди болеют 48 часов и потом умирают. В Шалкарском районе, как сказано в документах, 50 процентов населения подверглось болезням и 20 процентов погибло.
Борьба с этим бедствием была очень трудна для местной исполнительной власти. Число жителей, подвергшихся различным заболеваниям с первых месяцев 1922 года, росло с каждым днем. В пору весеннего половодья, в отдаленных аулах в течение двух месяцев уменьшается дорожное общение. По этой причине не оказалось возможным установить, какая помощь оказывалась больным жителям, и узнать число скончавшихся.
В Актюбинске с каждым днем становилось больше количество людей, потерпевших голод и подвергавшихся болезням. В больницы поступали люди не только из Актюбинской губернии, но и из других губерний, так, например, в 1922 году 300 человек из Орского района Оренбургской губернии.
В январе 1922 года их число достигло 361051 человека, что составляло 65 процентов населения губернии. Разумеется, это лишь по официальным данным. И лишь 20 тысяч из этих, подвергшихся голоду, людей получали разовое питание сухим пайком от государства.
В зимнее время было очень друдно доставлять продукты питания в волости и аулы. Из продовольственных складов Актюбинска, Акбулака, Мартука, Джуруна и Челкара продовольствие отправлялось в аулы. И все же в эти склады продовольствие доставлялось 2 раза в месяц, а в первый месяц 1922 года оно было доставлено лишь спустя 3 недели и в очень малом количестве.
В Актюбинске – 9326, в Адайском уезде 75 тысяч человек в 1922 г. скончались от голода: останки лежали разбросанными вдоль рек в аулах и на улицах населенных пунктов. Это была ужасающая картина.
В населенных пунктах были отобраны утвари мечетей, церквей и отправлены в Москву в государственное хранилище. Приказ об этом председателю губернии Ряхову пришел 24 апреля 1922 года.
Наблюдались массовые переезды из Иргизского, Шалкарского и Уилского районов жителей, бегущих от голода. Разумеется вести учет этого массового отъезда людей было невозможно. Большинство из них в пешем порядке отправляли в соседние государства.
В ноябре 1922 г. 50 процентов населения Актюбинщины подверглось голоду, это составило примерно 285000. Это предположение, приведенное в докладе губпредседателя. Вместе с потерями, происходившими до этого, было известно, что скончались от голода 70 процентов населения.
По подсчетам в июне 1923 г. голоду подверглось 18049 детей до 14 лет и 21429 взрослых. В июне по городу Актюбинску была возможность накормить 13480 человек.
По данным Наркома здравоохранения республики в Оренбургской, Уральской, Акмолинской и Актюбинской губерниях между 1 ноябрем 1921 и 1 июлем 1922 г.г. жертвами голода пали 37657 человек.
Голод тридцатых годов. Ф.И.Голощекин, возглавивший Казахский край (1925-1933), ускорил его индустриализацию и коллективизацию. В результате этого традиционное казахское животноводство ухудшилось, так как по сведениям казахской интелегенции в то время из 40,5 млн. поголовье скота уменшилось до 4,5 млн. Вдобавок к этому от погодных неурядиц и голода погибли 25 процентов населения, то есть, каждый четвертый человек.
В пору первой пятилетки 1928-1932 г.г. вошла в силу политика конфискации казахских баев и была продолжена поисками «социально опасных элементов», противостоящих Советской власти, и их насильным выселением. И по Актюбинской области были часты случаи преследования баев и казахской интеллегенции. Народ, у которого отобрали скот, подвергся голоду, случались массовые переселения.
С каждым днем возрастало число людей, умиравших от голода. Районное управление милиции подняло 14 дел, где показано о захоронении 4373 человек, погибших от голода.
Повседневная смертность увеличила число детей, оставшихся без родительской опеки, в июле 1933 года в области действовало 44 детских дома. Число детей в них, родители которых умерли от голода, а сами нуждались в заботе государства, достигло 8237. Наряду с этим было 450 детей, отданных под надзор родственников.
На июль 1933 года по области похоронены останки 4373 человек. Это лишь официальные данные милиции за 6 месяцев. От голода пытались спасти, как могли. Даже отмачивали в кипятке старую кожу и пытались потом варить ее и есть.
Были случаи самоубийства и ганнибализма, вызваные нестерпимым голодом. По Уилскому району было зарегистрировано 3 и по Темирскому 1 факт людоедства.
В селе Зуево Кустанайского района Актюбинской области 34-летний мужчина зарубил топором 2-летнюю девочку и питался ее мясом.
В Актюбинске женщина и ее супруг 36-и лет обманным путем увели из пункта питания двух девочек, убили одну из них в кустах на берегу реки и ели ее мясо. Когда они понесли оставшееся мясо на базар на продажу, были задержаны, и вторая девочка была спасена. (Специальные записки, политдонесения о политике в районах области «Спецзаписка» 20.07.1933 год).
По Уилскому району в течение месяца от голода погибло 520 человек. По району в питании нуждались 876 семей. Жители аула №7 не скрывали, что питались человеческим мясом, чтобы выжить. В районе зарегистрировано поедание останков трех человек.
По 6 аулам Темирского района полностью погибли 10 семей. В этих аулах 28 человек, по району 147 семей были в очень опасном положении. Такое бедствие довело до ганнибализма. Из-за бедствия в феврале-марте зарегистрировано 13 случаев людоедства.
Таков облик великого голода двадцатых и тридцатых годов в архивных документах! Горе народа в годы этих бедствий описал для последующих поколений писатель Беимбет Майлин в своей повести «Кульпаш». Множество ладных и дружных казахских семей исчезло бесследно, полностью подвергшись голодному бедствию. Чтить память жертв голода 31 мая каждого года – долг последующих поколений.
(Подготовлено по данным сохранившихся в архиве документов.)